FRPG "Сириндал"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG "Сириндал" » Творчество участников » Моя галиматья


Моя галиматья

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Ну... ногами не бить... Так, тапочкой легонько в лоб - и хватит...

Тут как-то всего понемножку, смесь иронии и философии... Дикая смесь, но что получилось - то получилось...

Эпиграф: Жизнь прекрасна, как бы трудна и отвратительна она ни была. (с)

После толкотни в коридорах института, я, наконец, выбираюсь на улицу и с наслаждением вдыхаю свежий морозный воздух. Быстро иду по дорожке, обгоняя других студентов, также, радующихся вновь обретенной свободе и, по чисто русской традиции, идущих втроем, взявшись за руки, по дорожке, рассчитанной максимум на двоих. А, собственно говоря, чему радоваться? Какая свобода? Сейчас, потрясясь часа полтора в транспорте, я доберусь-таки до дома и… И все! Конечно, там я могу заниматься всем, чем хочу, а не писать лекцию за тараторящим лектором, могу читать, рисовать, вышивать, слушать музыку и т.п., заняться всегда есть чем, но это все не то! Моя жизнь здесь – моя настоящая жизнь, и плох, наверное, тот студент, который думает иначе. Но выбора, собственно говоря, все равно нет, не ночевать же мне в институте, так что, домой ехать придется.
Говорят, у нас в России три беды – дураки, дороги и дураки, указывающие, какой дорогой идти. Солидарна полностью, но в этой ситуации есть и плюсы. Когда тобой управляют дураки, их легче обмануть, в дороги… В дороге так приятно о чем-то думать, дав своим мыслям полнейшую свободу, и позволив им унести тебя туда, куда им вздумается! Для этого нужно просто сесть в автобус (троллейбус, трамвай, поезд, или просто долго и упорно топать вперед) и отключить свое сознание от реальности, оставив на поверхности лишь внешние рефлексы, которые позволят пробудиться от этого своеобразного сна, если произойдет что-то особенное. И тогда!.. Не знаю уж, правда ли то, что Менделеев увидел свою периодическую систему во сне, но я, находясь в состоянии «полета», не раз находила для себя ответы на многие волновавшие меня вопросы.
На встречу мне попадаются три девчонки, лет семи – восьми, с ног до головы запорошенные снегом. Спрашивают меня, сколько времени, и с веселым смехом шагают дальше. Счастливые люди! В детстве у нас не существует никаких проблем, не нужно думать о будущем, страдать от неразделенной любви и переживать по поводу того, что на носу очередная аттестация, по результатам которой можно остаться без стипендии... Иногда так хочется вернуться в детство… Конечно, это невозможно, да и стоит ли? В том и состоит смысл жизни – ты постоянно растешь, сначала тебе становятся тесны твои детские ползунки, затее твоя кроватка, комнатка, улица, город, мир! И только человек, дошедший до последней стадии, способен творить, а я хочу быть творцом! Следовательно, о детстве придется забыть.
Осторожно шагая по неприкрытому льду, я вспоминаю комические сценки, виденные мною в жизни, связанные с гололедом. Женщина, с ведром яиц, проехавшая на нем больше половины рынка (видимо, яичная смазка – штука хорошая). Да и я сама, с грохотом считающая задом ступеньки на крыльце своего дома, еще минуту назад бахвалившаяся, что никогда не падаю на льду.
Вот и остановка. Через пару минут к ней подкатывает мой родной и любимый первый! К бою! На штурм! Вперед! Поздно. Мощным движением того, не чем нормальные люди сидят, какая-то бабка отшвыривает меня от дверей троллейбуса и лезет занимать место. Лично мне оно и даром не нужно – я в дверь ломилась только из спортивного интереса, да чтобы немного в весе сбросить после такой замечательной разминки. Свободного места, конечно же, не оказывается, и все та же бабка, присмотрев сидящего впереди парня, которого, как ей кажется, можно согнать, бросается в атаку, чуть не выкинув меня из автобуса при помощи все тех же жировых отложений.
- Мальчик, уступи, пожалуйста, место больной женщине – говорит она, добравшись до места назначения, отдавив по пути ноги всем, кто не успел при ее приближении повиснуть на поручнях, спасая свою обувь от экзекуции.
«Мальчик», лет, этак двадцати пяти, плавно пережевывая жвачку, вынимает наушники из ушей и произносит:
- ЧАВО?
Просьба повторяется.
«Мальчик» оглядывается, пытаясь понять, к нему ли обращаются, ибо ему самому отнюдь не кажется, что он так молодо выглядит, затем он начинает озираться по сторонам в поисках «больной женщины», так как стоящая рядом с ним необъятных размеров сумоистка на таковую не похожа, но в этот момент троллейбус резко поворачивает, и бабка, с громким, истошным воплем, падает прямо на колени к несчастному «мальчику», которому после этого, вероятно, уже и не светит стать мужчиной. Поняв, что женщина и в самом деле больная, хоть и не в том смысле, в котором она имела в виду, он все же поднимается с сиденья, опасаясь за свои еще не отдавленные части тела.
- Садитесь, девушка!
Еще никогда в жизни я не видела на лице человека такой радости от ненароком отвешенного ему комплимента!
Наконец, и мне пришла пора выходить и ползти по гололеду к следующей остановке, на этот раз автобусной… А все таки, до чего гениальное изобретение, транспорт: автобус, троллейбус… Или, например, поезд… Вот что бы сказал средневековый крестьянин, увидев чудовищного стального червя с излучающими свет глазищами, несущегося на огромной скорости? Нет, вряд ли бы он вообще что-то сказал – беднягу бы просто хватил кондратий, да так, что никакие современные изобретения медицины не помогли бы его откачать. Я и сама иногда поражаюсь совершенству технического прогресса. Тот же поезд… Когда стоишь на маленьком полустанке, и мимо тебя, с адским грохотом и лязгом проносится здоровенный, доверху груженый товарняк, кажется, что земля под твоими ногами вот-вот разверзнется, и поглоти это чудовище, являющееся живым свидетельством того, каких высот достиг человек. Мы больше не верим в Бога – зачем он нам? Богом стал сам человек, творя все новые и новые чудеса! Мы научились летать, подобно птицам, опустились на самое дно океанов, побывали в космосе… Кажется, что человек всемогущ! Вот только, не обернется ли это его могущество ему же во вред? Поживем – увидим!
Вот это я и называю свободным полетом – размышляя таким образом, совершенно не контролируя ход своих мыслей, можно доразмышляться черти до чего, да так, что съедет крыша. Например, задумайтесь о том, что такое смерть. Вы можете себя представить, что по-прежнему будут сновать туда-сюда автомобили, люди, поезда, петь птицы, гудеть под ухом вредные комарики, но уже не под вашим, что вас уже не будет! Лично у меня этот просто не умещается в голове – как так, вот я была, и вот меня не стало? Так ведь просто не бывает, не правда ли? Можно, конечно, чтобы окончательно не обалдеть от таких мыслей, допустить, что там, за гранью смерти, что-то есть, но тогда придется задуматься о том, а что там, и легче от этого не станет. Теоретически, смерть – это пустота… А теперь, представьте себе пустоту. Представили? Вот-вот, как можно представить то, чего нет?
Дорога больше похожа на каток, и идти попросту невозможно, но тут мне придает сил и скорости показавшийся за поворотом хвост уходящего от светофора автобуса. «ИКАРУС-280», тут же классифицирую я его, цвет желтый, вероятность того, что это девятка, равна 99,99%. И откуда только взялась такая прыть? Вероятнее всего – из-за того, что я прикинула, сколько мне еще предстоит проторчать на остановке, если я не догоню эту таратайку. В общем, по пути, на собственном примере доказав, что Эйнштейн ошибался, утверждая, что скорость света не достижима, я, обогнав автобус, на полном ходу врезалась в толпу стоящих на остановке людей, безуспешно пытаясь затормозить на этом гололеде… Кое-какая полезная информация о себе. Особенно почему-то свирепствовала бабулька – божий одуванчик, до которой я вообще не доехала. А на вид милая, добрая женщина… Сколько я от нее познавательного почерпнула о своей внешности и половых отношениях… В общем, она наградила меня кучей интересных эпитетов, не раз пожелав бурной личной жизни моей матери.
Автобус подкатывает к остановке, обдав всех выхлопными газами. «И снова штурм, покой нам только снится!» Автобус взят, и я даже ухитрилась отвоевать себе вполне приличное место: у поручня на вращающемся диске с прекрасным видим из окна, правда оказалась затиснута между двумя девушкам, не побоявшимися в холод и гололед нацепить мини юбки и ботфорты на каблуках, спрыгнув с которых можно покончить жизнь самоубийством.
Есть такая народная мудрость, что самое главное в женщине – это рот. Не имеет значение его форма, или размер, главное – чтобы он был закрыт! Правда, ее выдумали явно не самые передовые категории парней, ибо, на мой взгляд, не способные поддержать разговор девушки – попросту недалекие, но иногда и в самом деле «лучше жевать, чем говорить». Эта «стимроловская» мудрость подтвердилась на моих глазах…
- Женщина, ну что вы толкаетесь! – набросилась одна из них на уж больно навалившуюся на нее дамочку. – Я понимаю, места тут маловато, но вы пройдите в зад, там свободнее!
По-видимому, женщина так и не поняла, в чей это зад она должна пойти, но на всякий случай отодвинулась подальше, а девушки, между тем, разговорились:
- Юль, ты Сану помнишь?
- Какого Саню?
- Ну, того козла из «Юлы»?
- А… Этого… А как же, помню. Козел - он и в Африке козел. А что?
- Да я просто хотела узнать, ты с ним еще лазишь, или нет, а то он на днях мне звонил, предлагал встретиться…
- Да забирай ты его себе на здоровье, я себе уже давно нового парня завела.
По большому счету, мне сугубо фиолетово, где она с этим Саней лазит (по горам, наверное, он же козел все-таки, горный, наверное), просто стало интересно, в современном мире хоть кому-нибудь знакомо такое безнадежно устаревшее понятие, как любовь? И вообще, что такое любовь? Я пробовала задавать этот вопрос многим, но редко добивалась чего-либо, кроме глупой шутки или невнятного: «Любовь?.. Ну, это… Это когда того…»…
Моя собственная классификация человеческих отношений такова:
1) Знакомство. Ничего серьезного. Познакомились, поболтали, разошлись. Однако знакомство может перерасти в
2) Приятельские отношения. Вы много общаетесь, вам интересно вместе, темы для разговоров находятся сами собой… Ряд парочек на этой стадии уже вступают  в сексуальные отношения… Но на самом то деле опять практически ничего серьезного, настоящего разговора по душам у вас никогда не выйдет, равно как и взаимопомощи. Но именно этот тип отношений наиболее распространен.
3) Дружба. Как сказал кто-то из великих: «Друг – это человек, которому ты доверишь». Этим сказано все.
4) Ка-тет. За неимением другого термина обозначаю последнюю стадию так же, как и автор идеи, Стивен Кинг в своей «Темной Башне». По Кингу ка-тет – высшая степень духовного родства между людьми. Слова им не нужны – они понимают друг друга и без них, в ка-тете невозможно предательство, и каждый из его членов способен отдать жизнь за другого. Кинг, вообще-то, об этом не писал, но, по–моему, вот только на этой стадии и возникает любовь, из чего и следует вполне логический вывод, что любви с первого взгляда не бывает. Конечно, даже когда впервые встретишься с человеком глазами может здорово шибануть, но это влечение, которое при желании можно подавить усилием воли…
Мои размышления о бренности всего живого и о жизни всего бренного прерываются довольно грубым методом: автобус резко тормозит на остановке, и на его штурм бросается очередная порция озверевших на морозе людей. Последним в дверь входит (пардон, в наши автобусы не входят, а влезают) старый-престарый дед, громко вопящий на весь салон: «Залезайте, залезайте, а то я не вмещаюсь!», тоже, вполне типичная картина…
Меня всегда удивляли и даже поражали пенсионеры! Стоит им войти в автобус, как они тут же находят себе компанию и начинают о чем-то сплетничать. Нет, определенно, мы, молодежь, просто не способны на такое духовное родство со всем городом, у них как будто все население – давние знакомые! Беседы начинаются, как правило со слов:
- О! Ноги мои, ноги!
Затем начинается обмен диагнозами:
- А у меня дисциркуляторная энцефалопатия!
- Да что ты!? А вот у меня генерализованный атеросклероз!
А еще говорят, что народ у нас неграмотный… Да только для того, чтобы запомнить этот диагноз, нужен не просто талант, а вообще уникальные умственные способности! Остается только удивляться, где они ухитряются подцепить всю эту дрянь, и надеяться, чтобы вся эта муть не была заразной!
- Ой! А геморрой-то меня как замучил, - вторит третья первым двум бабушкам, швыряющимся направо и налево латынью. Интересно, и на кой же черт докладывать всему автобусу о том, что у тебя самая отвратительная на свете болезнь? Ведь ни себе посмотреть, ни людям показать! После обмена диагнозами начинается обмен рецептами лечения всей этой белиберды. Чего я только не наслушалась, начиная от пургена против кашля и заканчивая спиртовой настойкой тараканов для лечения больных почек! Жуть!!!
Ну а дальше – традиционный переход на перемывание костей всем, кто хоть иногда мелькает на телеэкранах. Одна кондукторша как-то говорила мне, что, поездив всего один день в автобусе, телевизор можно не смотреть неделю, все равно ты уже знаешь все новости, слухи и даже прогноз на будущее России.
Нет, вообще, пенсионеры – это отдельная тема. Никогда не забуду сцены, увиденной мною в троллейбусе, - к кабине водителя подходит немолодая леди и говорит:
- Товарищ водитель, вы не могли бы сделать музыку немного потише, - да, музыка и в самом деле была включена достаточно громко и могла кому-тот мешать, но только вдумайтесь, какова ее матировка, - а то мне не слышно, о чем люди вокруг говорят!
Водитель от смеха едва не проглотил баранку.
Новая остановка, новые люди. Из общего потока выделяется один пьяный, входящий в автобус через переднюю дверь, расталкивающий всех, и выходящий через заднюю, прихватив с собой аж троих, которые не успели уйти с его пути. В чем смысл данной пробежки – лично для меня остается загадкой: спортсмен, наверное…
За окном проносятся дома и переулки, снуют туда-сюда люди… Может я за то и люблю свой город, что в нем всегда кипит жизнь, даже в тридцати градусный мороз… Эх, прав был Роберто Бениньи – «Жизнь прекрасна»!

0

2

MOUSER

Для справки: МOUSER – один из главарей в финале раунда в древней как мир игре Super Mario Brothes 2 – громадных размеров нахальная мыша, кидающаяся бомбочками. У меня история эта ассоциируется с этим вот мультяшным монстриком.
Итак, вашему вниманию представляется сюжет для комически-мистического триллера с уклоном на ненаучную фантастику. Ваше возможное одобрение буду считать достаточным основанием, дабы пытаться добиться его съемок в Голливуде, ибо при раскрутке там и не такое успешно пройдет.
Для начала краткая справка:
Место действия – ЗАО «Оптик». Маленькая фирмочка, занимающаяся голографией и располагающаяся в подвале. Разумеется, помимо людей в этом подвале обитают и мыши, являющиеся настоящей катастрофой для голографистов. Случалось, что эта живность прогрызала высоковольтные провода лазеров (видимо изоляция – штука вкусная), и при запуске машин гас свет во всем здании. Бывало, что закусывали они оболочкой шлангов системы охлаждения, в результате чего воду приходилось вычерпывать ведрами. Про то, что эти милые твари, пробегая по лабораторным столам, сносили все, что имело хоть какое-то отношение к научным схемам, выверенным с микронной точностью, я и вообще молчу.
Главные герои:
Шеф  - до жути суровая личность, не приемлющая беспорядок ни под каким соусом, которого побаиваются все сотрудники… за исключением мышей, разумеется.
Бригадир Гриша – шкаф семь ан семь метров. Добрый, милый и свой парень. Мышей не переваривает органически, поскольку одна из этих тварей однажды пообедала обложкой его ежедневника.
Секретарь Вика – милая девушка. Мышей любит, жалеет и подкармливает, посмеиваясь над всей развернувшейся в «Оптике» грандиозной охотой.
Химик Лешка – пухловатый добродушный лентяй. Работать не любит, к мышам равнодушен.
Ваша покорная слуга – в данном случае – молодая голографистка, недавно получившая диплом. Охотница от природа.
И, конечно же, мыши, то бишь, маусеры!
Война развивается подобно «звездным войнам».
Итак, «Эпизод первый: Скрытая мелкая угроза».
Однажды вечером мы с викой впервые заметили маленькую нахальную мышатину, беззастенчиво снующую по офису, не обращая внимания на нас. Посмеялись, решили никому о ней не говорить – мол, будет у нас домашнее животное. Вика, втайне от меня, стала подкармливать это чудовище… А зря…
Следующее столкновение с враждебным мышиным государством случилось среди бела дня. Гриша с Лешкой долго гоняли несчастное животное по офису, пока не загнали под шкаф. Такой оборот дела их, разумеется, не устраивал, поэтому Гриша, который сам, как уже говорилось, солидный шифоньер, принялся этот шкаф трясти, да еще и со всей дури. Мышь, с перепугу, разумеется, выскочила, и тут встал вопрос о том, а чем ее давить? Лешке под руку попался веник, и он, с воплем «Я Дворник Макклауд из клана Макклаудов», кинулся на мышь, пытаясь попасть своим оружием по бегущей мишени, но быстро отстал, в ужасе увидев, с чем на бой вышел Гриша! Неподалеку как раз стоял мощный стальной пруток, сантиметра три диаметром,  заготовленный для токарных работ, и именно его наш достопочтенный бригадир выбрал в качестве орудия мести за свой погрызенный ежедневник. После первого удара, подобного падению метеорита на поверхность планеты, мышь отшвырнула на полметра ударной волной, вместе с кусками линолеума и бетона. В панике она метнулась обратно к шкафу, возле которого занял оборонительную позицию (от Гриши, конечно, а не от мыши) Лешка. Умное животное рассчитало все правильно – увидев бегущего на него Гришу со стальным копьем в руках, Лешка в панике ретировался в сторону, позволяя тому разнести вдребезги хоть весь «Оптик» с мышью за компанию. Второй удар тоже пришелся миом цели, усыпав мышь новым дождем бетонных осколков. Пока Гриша в очередной раз заносил свою дубину для удара, мышка благополучно юркнула под шкаф, откуда она больше явно не намеревалась вылезать.
Шкаф вновь подвергся яростной тряске, и притом, что учавствовали в ней уже трое (к этому делу с удовольствием подключилась и я), досталось ему, надо думать, основательно. Мышь так и не вылезла, то ли решив пережидать осаду превосходящих по воинским силам частей противника, то ли просто тихонько умерев там от инфаркта.
На том вся эта история могла бы и закончиться, но спустя пару часов в офис заглянули шефья. Он всего то захотел посмотреться в зеркало и причесаться, для чего и открыл переживший таки наше нашествие шкаф. Вожделенное зеркало словно ждало его… От тряски оно отделилось от дверцы шкафа и, про попытке его открыть, просто выпало ан бедолагу начальника.
В тот день мышиному лагерю была объявлена война на тотальное уничтожение. Ответственной за уничтожение обнаглевших братьев наших меньших за какие-то грехи назначили меня…
«Эпизод второй: Ватага клоунов».
В роли клоунов выступал весь коллектив «Оптика», безуспешно пытавшийся выжить из подвала мышиную армию. Неопытные в боевых действиях с превосходящим по численности противником, мы, как правило, выводили на поел боя тяжелую артиллерию (в лице горящего жаждой мести Гриши) с использованием оружия массового поражения. Одно но – оружие это прошло испытание на людях, а не на мышах…
Выглядело это следующим образом: увидев посреди цеха безмятежно завтракающую мышь я хватала стоящую возле двери швабру и швыряла ее со всей дури по нахального сидящей на месте мишени. До сих пор поражаюсь, как это мыши ухитряются развивать такую скорость. В считанные секунды от животного оставалась корочка хлеба на полу. Шмыг в ближайшую щель, и все! А моя швабра – это вам не ракета с головкой теплового наведения – ей по барабану, что цель давно исчезла из поля зрения, она свой полет продолжит, несмотря ни на что. Швабра пролетает по поверхности стола, сметая запчасти для новых приборов, по касательной зацепляет небольшой сверлильный станок, ломая к чертям дорогущее титановое сверло толщиной в полмиллиметра, и, уже замедляя ход, врезается в 19-литровую бутыль с отработанным проявителем для фотопластинок, разнося ее на мелкие кусочки. Я никогда не страдала галлюцинациями, но в тот миг мне послышался тоненький писклявый смех из-за стены.
«Эпизод третий: Пока без названия».
На одном из совещаний, посвященных работе фирмы, мыши единогласно признаны глобальной проблемой, сравнимой разве что с недобросовестной конкуренцией и взрывом нового лазера. Принято решение уничтожать их нещадно. Мне даже выделили денег на покупку мышеловки!
Испытав это страшное оружие на себе, и лишившись ногтя на указательном пальце, я с ненавистью думала о том, как мышеловка перерубит проклятых мышей по одной, очистив нам жизненное пространство! Черта с два! Недаром мыши жили с нами, учеными, бок о бок – они тоже начали разбираться если не в голографии, то уж в механике точно. Кажется, они прекрасно знали, как работает мышеловка, и без труда рассчитывали усилие, с которым на нее нужно давить, чтобы она сработала! Каждую ночь они преспокойно выгрызали из нее сыр и уходили, даже не сказав спасибо. Одним словом, бесполезно!
Далее в ход пошли самодельные ловушки – конструкции…. Ведро с водой, на край которого положена длинная линейка с кусочком сыра на конце. Идея: мышь пойдет аз сыром, центр тяжести линейки сместится, и мышь упадет в ведро с водой, где либо утонет, либо дождется нас, чтобы мы ее утопили самолично.
С гравитацией у наших маусеров тоже было все в порядке. Они не притронулись к сыру ни разу, словно понимая, чем это им грозит.
Еще одна гениальная конструевина: банка, поставленная краем ан мелкий предмет. Падает от малейшего прикосновения! Внутри банки скотчем на стенку приклеен кусочек сыра. Идея: мышь пролезает под банку, съедая сыр, легонько толкает ее в сторону, банка падает и мышатине остается только петь шансон, сидя под стеклянным колпаком.
И это не сработало! Сыр съеден, банки опрокинуты, но мышей нет! Ну не могли же они изнутри поднять банку и вползти!? Оставался один вариант – эти твари попросту издеваются над нами – подползают под банку, осторожно съедают сыр, выползают и назло нам роняют ее! Не верите? Я тоже не верила, но повторялось это из раза в раз, и ни во что, кроме гипотезы о полу разумных мышах, я верить уже не могла.
«Эпизод четвертый: Новая надежда и драная одежда».
Первая победа пришла внезапно, как гром среди ясного неба, сопровождающаяся диким Гришиным боевым кличем, имитирующим вой медведя, севшего в капкан. Крутясь, как обычно, возле лазера и что-то настраивая, он услышал подозрительный шорох в стоящем в подсобке мусорном ящике. Подбежав туда уже с оружием в руках (то есть с уцелевшей после моих баталий шваброй), он краем глаза успел заметить ныряющую в кучу мусора, подобно дядюшке Скруджу в свои миллионы, мышь! Издав дикий крик, он принялся лупцевать мусор шваброй, одновременно призывая нас всех ан помощь, чтобы мы не дали мыши ускользнуть окольными путями. Остановившись ан секунду, чтобы проверить, жива ли еще мышь, он с ненавистью констатировал тот факт, что шуршание в баке не стихло и, следовательно, швабра – оружие не очень действенное. Прикинув, что сам он весит килограмм под сотню, Гриша с готовностью бросил свое тело «на амбразуру», то есть попросту запрыгнул в ящик… Этого мышь выдержать не могла! Чтобы об нее вытирали ноги?! Бедняга тут же померла от разрыва гордости… сердца, печени и всех остальных внутренних органов.
С одним врагом было покончено, но что толку – вокруг их целые полчища. Однако в наших сердцах зародилась надежда на победу.
Было принято жесткое решение применить специальное оружие массового поражения отравляющего действия – отраву для мышей. В тот же вечер я расставила по всему «Оптику» несколько блюдечек с ядовитыми горошинками.
Утром следующего дня меня ждал шок. ВСЕ блюдечки были пусты, что говорило как о размере мышиной армии, так и о неуемном аппетите этих маленьких зверушек. Я прошлась по «Оптику», надеясь обнаружить хоть один труп поверженного противника. Зря надеялась. Никого! Зато по всем помещениям царил разгром. Проклятые мыши объелись яду, окосели и принялись буянить! Прогрызенные коробки с фотопластинками (боящимися, кстати говоря, света), сброшенная с обеденного стола на пол тарелка и, ан закуску, изъеденный отнюдь не молью мой рабочий халат, висевший в стенном шкафу.
Поражение было полным и бесповоротным! Эти твари с удовольствием жрали наш яд!...
«Эпизод пятый: СЭС наносит ответный удар».
Еще месяц мы терпели шуршание под полом, сбитые схемы голографирования и объеденные фотопластинки (желатиновая эмульсия пришлась мышам даже больше по вкусу, нежели яд). Всеми, даже Гришей, вынужденному теперь не забывать на столе свой ежедневник с неимоверно вкусной обложкой, овладело отчаянье. Спасение пришло неожиданно – в лице инспектора СЭС, пришедшего с одной лишь целью – оштрафовать нас хоть за что-нибудь. Он-то и рассыпал по всем углам помещения какой-то особо сильный яд.
Мыши стали гибнуть на следующий же день – фирменная отрава СЭС делала свое дело гораздо лучше, чем липа, купленная в магазине. Мы ликовали! Ликовал даже шеф, который теперь, правда, побаивался водить клиентов на экскурсию по 2Оптику» из опасений, что е наступят на почившую с миром мышь.
Победе в этом тяжком бою был даже посвящен один из пунктов приказа, выпущенного в честь юбилея фирмы: «Самсонову Елизавету, за успешное разведение в фирме мышей, путем подкармливания их из различных ловушек, наградить килограммом сыра для продолжения опытов с животными». Никто и не ожидал, что шеф расщедрится на «Рокфор», но я сейчас с удовольствием уплетала даже наш «Российский», радуясь тому, что больше не придется с риском для здоровья устанавливать его в мышеловку.
Это была победа!
«Эпизод шестой: Возвращение Mouser’ов».
Прошло полгода. Отрава СЭСовца то ли выветрилась. То ли была съедена полностью. И вот… В один прекрасный день у нас погас свет. Обругав на чем свет стоит электриков, мы полезли копаться в нашем щитке. Каково же было наше удивление. Когда мы обнаружили застрявший между контактов обгоревший до скелета трупик… угадайте кого? Ну кто еще мог поместиться между контактами в щитке?
Еще через пару недель возобновилось тихое царапанье под полом, а еще через неделю шеф, придя на работу, обнаружил ан полке с посудой прелестное маленькое создание. Смотревшее на него черными глазками-бусинками. Поймать его не составило труда – достаточно было задвинуть стеклянную дверцу полки.
Еще спустя неделю в мою мышеловку попалась мышь! Первая за всю историю этой охоты, кто не сумел обойти мои ловушки. Я обнаружила ее утром, с удивлением констатировав тот факт, что кто-то уже погрыз несчастное создание… Мы переглянулись, подумали  выдвинули два возможных варианта – мыши-каннибалы или крысы. Ни то ни другое нас не устраивало. Меня же, поскольку в памяти жива «Ночная смена» Стивена Кинга об очень УМНЫХ крысах - мутантах, подобный поворот событий и вовсе не устраивал.
Чем кончилось дело, не знаю. Уволилась.

0

3

Сигни, прочитал первый ммм...рассказ...отчёт...да же не знаю)
Мне очень понравилось. В некоторых местах сидел хихикал...отец непонятливо косится)
Про бабулек в транспорте ты прямо таки в точку. Видел картину - трамвай уже уезжает с остановки и бабуська здраво так бежит за ним на приличной скорости, махая руками. Трамвай останавливается, она вкатывается внутрь, даже не запыхвашись после пробежки, и тут же, остановившись надо мной ( я сидел , к сожалению) ,начинает охать и ахать....Пришлось уступить место, сей "больной женщине", которая даст фору любому спринтеру.
Про девушек тоже в точку...гололёд, холодина, а эти цапли на каблуках...где логика ?)...или хотя бы инстинкт самосохранения(
В общем -повеселился)
счас буду вторую читать)

0

4

Дракон

Дракон сидел возле пещеры, в которую вселился всего несколько месяцев назад и, наблюдая за подъезжающим рыцарем, с грустью думал: «Придется скоро покидать удобное жилище…»
- Эй ты, ящерица с крыльями, - донеслось от подножия горы, - выходи на бой, чудовище! Я пришел убить тебя и освободить злодейски плененную тобой девушку!
И рыцарь сильно стукнул себя перчаткой по закованной в броню груди. Раздался гулкий кастрюльный звон. Дракон поморщился, потряс головой и неторопливо спланировал на равнину.
- Тебя как звать-то, герой? – спросил он. – Я, например, Виссарион. И забрало подними. Лицо покажи перед схваткой! Чтобы все было по правилам.
Поднять забрало рыцарь не смог – оно приржавело – и тогда гордо и бесстрашно скинул шлем. «М-да… - загрустил Виссарион, - бедный мальчик! Не повезло дураку… Она ж его лет на пять старше будет!»
Драконоборец был молод: чуть старше двадцати лет.
- Я – Филипп Донован Старший, сын сэра Джона Донована! – объявил он. – И повторил: выходи на бой! Я убью тебя!
- Ну, пацан, - широко ухмыльнулся Виссарион. – ты сам-то понял, че сказал? Какой «бой»? Какой, на фиг, «убью»? Пришел самоубийство почтенное совершить – так и скажи. Лучше объясни мне, как ты собираешься меня... ну, того… истребить как биологическую особь? При вашей технологии это в принципе невозможно! Вот, смотри!
Виссарион скрылся в пещере и через минуту вернулся, топая на трех лапах, а в четвертой волоча устрашающих размеров двуручник.
- Смотри, пацан, и обдумывай стратегию и тактику драконоумервшления! – Виссарион сел на задние лапы, покрепче ухватил меч за эфес и начал охаживать себя по бокам. Долина наполнилась грохотом. Сталь звенела и вибрировала.
- Дивись, молодой! – дракон шагнул поближе к рыцарю и предъявил ему бока и пузо без единой царапины. – Видишь, мою чешую сталь не берет. А силушки-то у меня побольше, чем у тебя! И это только пассивная защита! Смотри!
Дракон одним прыжком подскочил к древу, ловко развернулся на задних лапах… Хвост со свистом прорезал воздух. Раздался резкий щелчок, потом громкий треск. Ствол толщиной с человеческое тело был аккуратно перерублен.
Рыцарь побледнел
- Дошло? – Виссарион, входя в раж, расправил крылья, отлетел метров на сто в сторону и резко выдохнул в сторону поверженного дерева сгусток огня. Три секунды огненного шквала – и от дубка осталась груда золы и слабо тлеющих углей.
- Понял ты, консервная банка, - грохотал дракон, - что с тобой может случиться? Я ведь еще и не так могу! Он коротко разбежался, расправил крылья и свечой ушел в небо. Широкий круг, вертикальная, затем горизонтальная «бочка», «мертвая петля»… На выходе из «мертвой петли» дракон упал на крыло и вошел в крутое пике. Не доходя до земли метров двадцать, резко расправил крылья, перешел в горизонтальный полет и помчался над самой землей, выдыхая широкий конус пламени. Полоса земли, покрытая травой и кустами, размером примерно сто пятьдесят на полсотни метров, превратилась в выжженную, потрескавшуюся поверхность, на которой кое где торчали оплавленные валуны. Дракон снова взмыл в воздух на 20-30 метров, завис в воздухе, резко развернулся и слитной очередью из шести плевков поразил шесть валунов. Валуны, на которые опала слюна дракона, мгновенно потрескались…
- Вот так, дружище Фил, - удовлетворенно сказал Виссарион, приземлившись возле Донована, которого, судя по металлическому дребезжанию, ощутимо трясло, - это называется заход на площадную цель с последующим огнеметанием «дорожкой», затем боевой разворот и точечное поражение одиночных целей.
Филипп непроизвольно выставил щит вперед, и Виссарион миролюбиво заметил:- Да опусти ты свою сковородку! Толку тебе от нее…Лучше скажи мне, какого черта вы, люди, все время норовите с нами драться? Ведь не побеждали ни разу!
- Как ни разу? – от удивления Филипп осмелился подать голос. – А в сказках говорится…
- На то они сказки и есть, - перебил Виссарион, - сам, чай, видел. Бывали, конечно, случаи: ваши наших ядом травили или находили старого, умирающего дракона, который уже и летать-то не мог, обкладывали его и морили голодом. А в боях – ни разу! Теоретически, конечно, можно меня прихлопнуть из катапульты… Но вряд ли. Я ж низколетящая, малоразмерная высокоманевренная цель. На меня ядер не напасешься. Так что вали-ка ты домой, друг мой Фил. Ничего тебе тут не светит. 
Рыцарь посмотрел на изуродованный щит, на выжженную землю…
- Не могу, - опустив голову, не то прошептал, не то выдохнул он.
- А-а, понимаю… Рыцарская честь, лучше погибнуть со славой и все такое? А смысл? Погоди-погоди… Ты Филипп Донован Старший? А младших сколько? А батьке твоему?
Донован еще ниже опустил голову:
- Пятеро. А отцу почти шестьдесят. Он поздно женился…
- Хорошо вам, людям! Пятеро да ты шестой. А наши женщины за всю жизнь два яйца откладывают – ни больше ни меньше. Экологический баланс! Но ты, правда, как есть дурак! Вот поджарю я тебя да кобылой твоей закушу, кто будет братьев поднимать, когда отец твой совсем одряхлеет? Драконоборец хренов! О родных бы подумал! Вали отсюда, пока я добрый!
- Нет!
Дракон тяжело вздохнул…
- Слушай, Фил, - задушевно начал Виссарион, - ну ты ладно, молод, горяч, глуп, не видел больших затруднений. Но батька-то твой в летах, вроде с понятиями должен быть мужик. Как он тебя сюда отпустил, как доспехи дал? От лишнего рта захотел избавиться?
Донован гневно взглянул на Виссариона и тут же потупился:
- Отец меня очень любит! Но он не знает, что я сюда поехал. А доспехи его я сам взял.
- Сам… придурок романтический. А лошадь чего ж получше не взял? – Виссарион пренебрежительно окинул взглядом престарелую кобылу.
- Нету получше. Одна она у нас.
- Молодец. Отца и без сына оставишь, и без лошади. Ну вот что мне с тобой делать?
Филипп готов был заплакать.
- Слушай, Фил, у меня идея. Ты ведь на золото дракона рассчитывал? Рассчитывал - рассчитывал, не отпирайся! Вы ж, люди, столько сказок про наше золото сочинили! Так вот, спешу тебя огорчить: нет у драконов никакого золота. Ну сам посуди – на кой ляд оно нам надо? Что я с ним делать буду? На самогон и сало в деревне менять? Или вот на лапы на мои глянь – Виссарион протянул юноше устрашающую «ладонь»; тот нервно отшатнулся. – Мне что, перстни на когти надевать? Или в пасть золотые фиксы вставлять? Так зубы у меня пока все свои, на кариес ни жалуюсь. Все, что у меня есть, - мелочь: посуда серебряная, женские шмотки, да женские же побрякушки – для тех юниц, что я у себя держу. Кстати, знаешь, зачем нам девицы? Да не красней, не красней, не для этого! «Это» физически не получится – конфликт биологических видов. Юные девы нам нужны для гигиены полости рта!
Филипп непонимающе уставился на него.
- Что, не знал? Мы ж, драконы, падальщики, как грифы или там гиены. А строение лап и челюстей у нас такое, что не до всех уголков пасти дотянуться можно. Вот и получается… - Виссарион даже смутился, - кариес. А юницы нам зубы щеточками почистят, мятными листьями натрут! Работа, конечно, не сахар… Но мы потом юниц отпускаем, да с приданым…
Виссарион потянулся:
- Знаешь, друг любезный, драться с тобой я не буду: нравишься ты мне. Что ж делать? Отнесу к папаше, так он тебя выпорет, конфузия получится… А потом вместо тебя еще кто-нибудь припрется, придется его того… Потом другой придет, третий… И стану я серийным убийцей. Оно мне надо? Хочешь, не верь, но нет на мне человеческой крови! Давай договоримся. Ты не ври, что убил меня, все равно не поверят. Скажи, мол, бился и прогнал. Вот и щит у тебя пробит… Я тебя еще и поцарапать могу, доспех попортить?
- Не надо доспех… Он у отца единственный!
- Тьфу, забыл. Вот, значит. Прогнал, напугал, уйти убедил, девку освободил… А я даю тебе клятвенное обещание слинять отсюда. Не боись, мы, драконы, слово не нарушаем!
Виссарион быстро вскарабкался к пещере и выволок из нее средних размеров сундук:
- Так-с, что у нас тут есть? Ага, тряпки – шмотки помялись, да ладно, блюдо серебряное – две штуки, мешочек шелковый, а в нем перстни – шесть штук, из них… Эй, Фил, я что, сам все считать буду? Иди, принимай по описи! А то к отцу отправлю, будешь поротый, нищий и холостой. Иди, суй все в свои сумки, а я пока за девушкой слетаю – она в пещере на соседней горе, там посуше!

Вечером следующего дня возле драконьего логова сидели рядом на камушках и беседовали Виссарион и Ричард Вудворт, эсквайр.
- Спасибо, Виссарион! Пристроил ты мою дуру, слава Всевышнему!
- Да не за что, Рич, это моя работа.
- А то ведь кошмар – девке двадцать шесть, и все не замужем. А тут сразу за сына сэра Донована! Семейство хоть и бедное, но очень знатное. Слушай, а он на ней точно женится?
- Да куда он, на фиг, денется? Две ночи, пока до дому доберутся, они вместе проведут, и, насколько я успел понять, твоя дочурка своего не упустит… А он парниша совестливый. Рядом сидел, в глаза глядел – придется жениться.
- Слушай, Виссарион… А как тебе моя Элеонорка?
- Рич, ты только не обижайся. Я понимаю, ты отец. Как бы тебе помягче сказать…
- Стервозина редкостная, да и красоты Господь не отсыпал. Это ты имел в виду?
- Ну, в общем… Если честно, мне этого Филиппа даже жалко. Вот ведь сокровище ему достанется! И чего он самый первый меня убивать приперся?
Оба замолчали…
- Ладно, полетел я. Как ты говорил – сперва до тех двух вершин, потом на север? Пещера чуть западнее замка с тремя башнями?
- Да, Виссарион. Там в замке мой старый друг живет, у него та же оказия… Девке двадцать семь… - Рич махнул рукой. Он тебя найдет, оплата как всегда.
- Лады. Пиши ему, пусть готовит приданое. Будем ждать рыцаря.

0

5

Бесподобно! Если первое твое творение повергло меня в размышления, то третье - в безостановочное хихиканье)))))

0


Вы здесь » FRPG "Сириндал" » Творчество участников » Моя галиматья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC